люди быстро привыкают к хорошему

Содержание

Привыкнуть к хорошему. 9 способов мотивировать себя на изменение образа жизни

b578d0d406afa7ef3d60f5e7670010d090217e69О привычках есть немало мудрых изречений и расхожих фраз. Мы частенько слышим «к хорошему быстро привыкаешь». А как бы действительно привыкнуть к хорошему? Ведь у кого из нас не возникала мысль о привычке делать зарядку по утрам, или о том, как на работе не задумываясь перекусывать чем-нибудь полезным вместо шоколадки, или идти на тренировку без мучительных споров с самим собой. Для этого можно попробовать превратить полезное занятие из повинности в привычку.

Небольшой экскурс в теорию

1. Устройте эксперимент

Пообещайте себе, что будете закреплять новую привычку в течение 30 дней. Некоторые новые привычки приходится закреплять месяцами, но это того стоит — они останутся с вами. Кстати, по поводу времени формирования привычки существует несколько «магических » чисел. В литературе и интернете чаще всего встречаются 21 и 30 дней, а также я наткнулась на исследования говорящие, что для того чтобы полезная привычка стала нормой жизни, требуется около 66 дней. После 30-ти дневного эксперимента у вас будет право от нее отказаться, если захотите. Относитесь к нововведению как к игре: почему бы всего один месяц не поиграть, например, в любителя заниматься пилатесом? или есть брокколи? Такое ограничение позволит сделать процесс психологически комфортным (нас пугает слово «навсегда»), а привычка незаметно закрепится. Через 30 дней можно продлить эксперимент еще на месяц)

2. Поставьте простую, легко измеримую цель.

Привычка, которую вы хотите закрепить, должна быть максимально простой, односложной. Одновременно приучить себя к ежедневным пробежкам по утрам, здоровым завтракам и отказе от сладкого — задача трудновыполнимая. А вот к получасовой тренировке три раза в неделю вполне возможно.

Точно соблюдайте данное себе обещание в течение этих 30 дней.

Если вы хотите всю оставшуюся жизнь заниматься йогой по вторникам в 9 утра, начать нужно именно в этот день и час. В первый месяц очень желательно делать это еще и в одинаковой обстановке: на зеленом коврике, в черной форме.

3. Создайте предварительный ритуал

В психологии его называют «триггером». Он может быть самым абсурдным, например, перед тем, как пойти заниматься трижды нажмите точку в центре правой ладони. Звучит странно, на практике потрясающе помогает закрепить любую привычку.

4. Найдите приемлемый способ

Не стремитесь привыкнуть к тому, что вы ненавидите. Это, конечно, возможно, но зачем? Качество вашей жизни точно не улучшится. Поэтому выбирайте для ввода в вашу ежедневную рутину именно тот вид фитнеса, диету или направление йоги, которые вам хотя бы теоретически по душе. Если в семь утра вам хочется только умереть, не заставляйте себя с завтрашнего дня стать жаворонком. Может, позже — сейчас начните с чего-то более реального и приятного.

5. Напоминайте себе

6. Поощряйте себя

7. Делитесь достижениями

Рассказывайте всем подряд о том, что вот уже три дня гуляете по вечерам, пишите об этом в блогах. Одобрение окружающих отлично мотивирует. Кроме того, важно, чтобы внешний мир стал ассоциировать вашу новую привычку с вами.

8. Анализируй это

Как только вам в голову придет ужасно «важная» причина, по которой необходимо отменить запланированную тренировку, запишите ее. Делайте это регулярно и со временем поймете, что набор отговорок у вас один и тот же и с этими «гремлинами» можно договориться.

9. Поменяйте минус на плюс

Автор: Полина Максимова, фитнес-тренер

Источник

Беговая дорожка гедонизма: почему к хорошему быстро привыкаешь

Варламова Дарья

Анекдот про елочные игрушки, которые уже не радуют, отлично отражает парадоксальное устройство нашей психики: позитивные изменения и приятные ощущения делают нас счастливее лишь на время. «Теории и практики» рассказывают, как работает механизм гедонистической адаптации и что можно сделать, чтобы меньше поддаваться его влиянию.

Еще Льюис Кэрролл подметил, что нужно постоянно двигаться, чтобы оставаться на том же месте. На первый взгляд кажется, что это должно относиться к образованию, карьере, личностному росту и прочим трудоемким процессам, но никак не к способности получать удовольствие от жизни. Но еще в начале 1970-х американские ученые Филип Брикман и Дональд Кэмпбелл в статье «Гедонистический релятивизм и планирование успешного общества» сравнили процесс достижения счастья с непрерывным пыхтением на беговой дорожке. Они решили рассмотреть гедонистическое удовольствие в рамках теории уровней адаптации психолога Гарри Хелсона, который считал, что острота восприятия любого нового стимула относительна и зависит от сравнения с предшествующими раздражителями. То есть наше представление о том, что такое, например, громкий звук или резкий запах, непостоянно и на него влияют наши прошлые столкновения со звуками и запахами. Брикман и Кэмпбелл предположили, что с оценкой того, насколько ощущения приятны, будет происходить примерно то же самое. Так появилась теория «беговой дорожки гедонизма», согласно которой наши ожидания растут с каждой удовлетворенной потребностью. Поэтому мы никогда не бываем надолго сыты теми благами и удовольствиями, что у нас уже есть: наши цели, интерпретации и желания быстро начинают перестраиваться. В смысле это хорошо — это заставляет нас не останавливаться на достигнутом. С другой стороны, счастье все время маячит перед нами, как линия горизонта.

Интересно, что адаптация может происходить в обе стороны: к неприятному мы привыкаем точно так же, как и к удовольствиям. В исследовании 1978 года тот же Филип Брикман вместе с учеными Северо-Западного университета Дэном Коатсом и Ронни Джанофф-Балман изучали людей, у которых драматически улучшалось или ухудшалось качество жизни, — победителей лотерей и тех, кого разбил паралич. Оказалось, что обе группы через время обычно возвращались к своему привычному уровню удовлетворенности жизнью.

Впоследствии подобный результат получила Роксан Коэн Сильвер, профессор того же университета. Силвер наблюдала за жертвами несчастных случаев, которые пережили сильнейшие травмы позвоночника. Спустя неделю после трагедии пострадавшие — как и было логично предположить — большую часть времени страдали. Но уже к концу второго месяца положительные эмоции начали пересиливать отрицательные. Человек действительно привыкает ко всему — в этом плане Достоевский был абсолютно прав.

Но на самом деле гедонистическая адаптация не всегда ведет именно к притуплению ощущений. Американские ученые Шейн Фредерик и Джордж Левенштейн выделили в ней три типа процессов:

Сдвиг уровней адаптации — возникает, когда у человека сдвигается представление об обычном положении дел, но он сохраняет чувствительность к более яркому стимулу того же типа. Например, если Джон получит повышение, он вначале станет счастливее, а затем привыкнет к большей зарплате и вернется к прежнему уровню счастья. Но новое повышение зарплаты опять доставит ему удовольствие.

Десенситизация — снижение чувствительности к переменам. Например, люди, долгое время жившие в зонах военных действий, слабее реагируют на серьезные ранения и потери, которые вызвали бы у других шок и горе.

Сенситизация — рост гедонистической реакции от продолжительного воздействия. Например, люди, которые начали увлекаться дегустацией вина, со временем распознают все больше нюансов и получают большее удовольствие от процесса.

%3Cwidth%3E 08f3d55246

Почему так происходит?

А дальше начинается еще более интересное: у разных людей чувствительность психики от природы различается, и эти настройки как минимум частично наследуемы. Ученые из Университета Миннесоты Дэвид Ликкен и Ауке Теллеген в 1996 году опубликовали результаты десятилетнего наблюдения за тысячей пар близнецов, в ходе которого выяснилось, что генетика определяет 50% нашего эмоционального состояния. К такому же выводу пришла Соня Любомирски, доктор наук и выпускница Стэнфорда, в книге «Психология счастья. Новый подход». Из остальных 50% 10%, по ее мнению, определяется жизненными обстоятельствами, а 40% — целенаправленной работой по улучшению нашего эмоционального фона. Это не может не радовать — все-таки многое в наших руках.

Гедонистическая адаптация также связана с исследованиями жизнестойкости — умения людей приспосабливаться к серьезным невзгодам или рискованным ситуациям и не терять способности получать от жизни удовольствие. Психологи выделяют разные факторы, которые этому способствуют: здоровая самооценка, позитивный опыт привязанности в детстве (чувство безопасности в отношениях дает силы исследовать мир), способность к эмоциональной саморегуляции, просоциальное поведение (стремление вести себя так, чтобы от этого выиграл не ты один, а все общество) и так далее.

Счастье как наука

До конца 1990-х исследователи в области психологии концентрировались на травмах и дисфункциях и практически не проявляли интереса к позитивным психологическим состояниям. Американские психологи Мартин Селигман и Михай Чиксентмихайи предложили коллегам сместить акценты: наука должна помогать людям не просто избегать психических расстройств, но еще и становиться счастливее и жить более полной жизнью. Так в 1998 году родилось новое направление — позитивная психология. Она в том числе пытается решить вопрос о том, как преодолеть гедонистическую адаптацию и не давать чувству радости выцветать со временем. Какие же способы предлагают ученые?

Больше впечатлений, чем приобретений. Обзор имеющихся эмпирических исследований, проведенный в 2011 году, показал, что впечатления (например, путешествия или уроки танцев, да даже бар-хоппинг с друзьями) делают людей более счастливыми, чем материальные блага. Ведь они становятся основой приятных воспоминаний, которые мы можем снова и снова воспроизводить, гораздо медленнее адаптируясь к ним.

Разнообразие. Приятные ощущения не должны быть однотипными, иначе мы быстро к ним привыкаем. Например, можно чередовать сибаритские удовольствия с активными адреналиновыми — после прыжка с парашютом или разучивания нового фигурного поворота на катке тихий вечер под пледом с бутылкой шардоне снова покажется прекрасным.

Не воспринимать свою жизнь как должное. Это требует осознанности и работы над собой, но результат того стоит: можно продлить чувство удивления от положительных изменений, если продолжать на них концентрироваться и отмечать их ценность.

Источник

Почему мы быстро привыкаем к хорошему?

Мы убеждены, что привыкаем к хорошему слишком быстро. Мы ставим цели, знаем, что достигнув их, станем счастливыми в полной мере. Приоритеты разные: любовь, гармония, самореализация, материальные блага. Однако тот, кто встретил долгожданную любовь, со временем теряет ощущение эйфории, как и тот, кто мечтал о новой машине, перестает ценить комфорт, который пришел в жизнь с ее появлением.

355e7d6172edd246c71d0ad0f4c69082 RSZ 690

Давайте разберемся, что мы чувствуем, когда получаем желаемое? Глубокое удовлетворение, ощущение новизны, душевное равновесие и подъем. Богатые люди, владеющие яхтами, пентхаусами, самолетами и состоянием, которого хватит на несколько жизней вперед, настолько пресыщаются, что в конце концов напрочь теряют вкус жизни. Однако быстрое привыкание к хорошему — это заблуждение. Ведь человек способен привыкать и к плохим вещам. Например, к резкой смене образа жизни в худшую сторону, потерям. Женщина привыкает к тому, что ее муж пьющий. В условиях войны люди привыкают выживать, а выстрелы за окном кажутся совершенно нормальным явлением. Процесс привыкания как к хорошему, так и к плохому занимает одинаковое количество времени. Отсюда следует, что это всего лишь ответная реакция организма на любые перемены. Разница кроется только в эмоциях, которые возникают. Когда перемены заставляют человека страдать и мучиться, ход времени будто замедляется. А когда человек счастлив, его перестают волновать внешние обстоятельства, он не воспринимает негативные мелочи всерьез

438f2901f681c1a2c2f282e5c55c782c RSZ 690

Рассматривать феномен привыкания можно и с другой стороны. Привычка — это двигатель прогресса. Блага, которые окружают нас сейчас, — результат привыкания предыдущих поколений. Если бы люди до сих пор не смогли привыкнуть и нарадоваться первому в мире компьютеру, сегодня мы не знали бы ноутбуков. Древние люди выживали в лачугах и пещерах, используя камни в качестве универсального орудия труда. Страшно представить, если бы этот предмет вызывал чувство новизны и по сей день. Производители всего, что нас окружает (от мыла до автомобилей), заинтересованы в том, чтобы к их продукту привыкали, и они могли произвести нечто более желанное и ожидаемое.

0c3052ff02aaeaccbbf6ec8d98cabbcc RSZ 690

В следующий раз, когда поймете, что все хорошее вокруг слишком приелось, попробуйте осознать, что привычка — это не приговор, а стимул быть благодарным за то, что имеете. Старайтесь замечать новые качества привычных вещей, вспомните, как вы жили до их появления, наслаждайтесь.

5b8911631a750717d116754ca73dc386 RSZ 690

Вам понравилась история? Надеемся вам так же будет полезна и реклама наших партнеров:

Источник

Люди быстро привыкают к хорошему

Человек быстро привыкает ко всему, и к хорошему, и к плохому.
Он может приспособиться практически к любым условиям, привыкнуть ко многому в жизни. Постепенно мы привыкаем к тому, что имеем ежедневно.
Например, удовольствие, которое повторяется довольно часто, становится обыденным, рутинным и уже не приносит больше такого наслаждения как в начале.
Мы не ценим своих близких, которые всегда находятся рядом, мы не ценим верных друзей, не ценим искреннюю любовь, которую дарят тебе. Мы быстро привыкаем ко всему хорошему и воспринимаем как положенное, принимаем все, не утруждая себя. Начинаем понимать только тогда, когда все это теряем.
Человек быстро привыкает не только к хорошему, но и к плохому. Привыкаем к войне, привыкаем к болезням, к нищете и к плохим условиям.
С одной стороны хорошо, что человек может адаптироваться к изменившим условиям жизни. Но, ни в коем случае, нельзя терять бдительность и осторожность!
Когда начался COVID, все так страшились этого вируса, выполняли все требования властей и рекомендации врачей:
Ходили в масках в общественных местах, не выходили на улицу в лишний раз, избегали близких встреч с людьми. А теперь привыкли. Перестали бояться, стали пренебрегать карантинами, стали больше контактировать с людьми, не соблюдая при этом правила поведения в общественных местах. А ведь COVIDа меньше не стало. Наоборот, идет пик болезни. Болезнь распространяется страшной силой, люди умирают. Наверное, многие поймут только тогда, когда потеряют близких им людей от этой страшной болезни. Люди, берегите себя и своих близких! Не привыкайте к плохому никогда!

Источник

Россияне быстро привыкли к хорошему

userpic

Люди быстро привыкают к хорошему – и перестают его ценить. Они сравнивают нынешний опыт порядка, достатка и безопасности с неким воображаемым идеалом, который бы воссиял, если бы их мечты осуществились. Нельзя упрекать людей за стремление к идеалу, но чтобы подняться выше, важно не свалиться с того уровня, который уже достигнут. Чтобы получить большее, нужно ценить и беречь то, что есть.

middle

gif

Недавнее преступление в метро – где трое гопников избили пассажира, вступившегося за женщину – вызвало бурные обсуждения в Сети. Люди пишут много возмущенных слов и требуют от властей суровой кары негодяям. Но вот что обычно упускают из виду: сама реакция показывает, насколько изменилась страна, в которой мы живем.

Гопников схватили почти моментально, и теперь они сидят под стражей в ожидании суда, от которого их никто не отмажет. Пострадавшего посетил лично Собянин, метрополитен выплатит ему два миллиона. Сам тот факт, что об этом происшествии говорят неделю, показателен, если вы помните совсем другие времена. А я их помню. Как сказал Корней Чуковский, «в России надо жить долго». Недавно некая юная девушка жаловалась, что «вся ее жизнь прошла при Путине». Она и в самом деле многое упустила.

Если вы пытались заниматься предпринимательством – хотя бы торговать шоколадками в ларьке – вы должны были платить бандитам щедрую дань. Это называлось «платить за крышу». Впрочем, это не давало никаких гарантий: людей, о которых предполагалось, что у них водятся хоть какие-то деньги, похищали и пытали. Могли похитить и их близких, требуя выкупа. Даже если выкуп платили, их, как правило, убивали.

Но даже если вы были обычным постсоветским нищебродом, не знающим, как дотянуть до зарплаты, у вас было что отобрать: квартиру. Если человеку везло и он оставался в живых, он становился бомжом, и бомжей тогда было много. Если не везло, его труп просто исчезал. Милиция (название «полиция» появилось позже) не могла справиться даже с преступностью в собственных рядах. Одного моего знакомого иностранца прямо на улице ограбили милиционеры – а нечего было хорошо одеваться и иметь такой довольный вид.

3936663 2 1634309428

Все это переживалось не с бурным возмущением, как переживается нынешний инцидент, а с чувством глубокой безнадежности: «это наша Родина, сынок», враждебная, опасная, безнадежно и тотально коррумпированная страна третьего мира.

Еще в 2001 году журнал Atlantis опубликовал статью с характерным заголовком «Russia is Finished», «С Россией покончено» – сейчас ее стоит перечитать. Автор без злорадства, просто констатируя факты, пишет о том, что «великая гангстерская война идет в России, и я снова слышу ночную стрельбу недалеко от моей квартиры». Он сообщает – мы это хорошо знали и без него – что молодежь мечтает о карьере наемных убийц и валютных проституток, а государство бессильно справиться с организованной преступностью и частично слилось с ней. Наблюдения его вполне достоверны, вот только в выводах он ошибся. С Россией не было покончено.

Страна менялась очень медленно и почти незаметно, но она изменилась. Конечно, и сейчас мы живем далеко не в раю – но мы живем в совсем другой стране. Где полиция делает свою работу и преступники быстро оказываются за решеткой. Где нарядно одетая публика с дорогими гаджетами толпами ходит между уютных кафе, и никому в голову не приходит бояться, что сейчас их остановит банда грабителей. У России получилось перейти от такого положения дел, когда подобные преступления были привычным фоном, к такому, при котором они воспринимаются как ЧП.

Почему на это стоит обращать внимание? Потому что люди, особенно молодые и не заставшие более тяжелых времен, склонны принимать нынешнее положение дел как что-то само собой разумеющееся. Люди быстро привыкают к хорошему – и перестают его ценить. Они сравнивают нынешний опыт порядка, достатка и безопасности с неким воображаемым идеалом, который бы воссиял, если бы их мечты осуществились. Нельзя упрекать людей за стремление к идеалу, но чтобы подняться выше, важно не свалиться с того уровня, который уже достигнут. Чтобы получить большее, нужно ценить и беречь то, что есть.

Потому что рухнуть назад, в 90-е, вполне реально, и в мире, как и в стране, достаточно стервятников, которые бы этого хотели. Общество – примеры этого есть и в нашей стране, и в других – может медленно расти, развиваться, избавляться от казавшихся неизлечимыми язв, а потом быстро рухнуть на уровень, который казался давно преодоленным. На днях мне попалось сообщение о том, что две банды устроили перестрелку прямо в городе, один человек был убит, двое ранено, пятерых задержали. Вскоре их выпустили: с формулировкой, что перестрелка была заранее назначенной «разборкой» и бандиты стреляли только друг в друга. Картина – бандиты палят на улицах, власти не смеют исполнять свои прямые обязанности – хорошо знакома нам по нашим 90-м.

Но это не у нас – это в Чикаго, и об этом с горечью и недоумением пишут американские блогеры, вопрошая: «Как мы вообще дошли до жизни такой?» Там, вероятно, ситуация связана не столько с коррупцией, сколько с опасением навлечь на себя обвинения в «расизме». Но факт тот, что гражданское благоустройство, работающие полиция и суд – это то, что созидается медленно и может быстро разрушиться. Даже там, где это благоустройство в 90-е казалось нам недосягаемым образцом – в США.

У нас еще очень много нерешенных проблем и много работы впереди, но все это время мы двигались к более безопасному и гуманному обществу. И очень важно его сохранить.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Adblock
detector