махидевран или хюррем кто лучше

Борьба Хюррем или Махидевран: кто был красивее и умнее в реальной жизни

Разбираемся в восточных летописях.

a34b55ddd3e3395746723529198eac19

Хюррем и Махидевран в сериале «Великолепный век»

В турецком сериале «Великолепный век» Хюррем и Махидевран были ярыми соперницами. Уж какие только интриги они не плели ради того, чтобы занять место под солнцем – место любимой женщины султана Сулеймана.

Обе женщины в сериале красивые, обе богатые и влиятельные. Однако судьбы у них разные. Махидевран первой появилась в гареме султана, она вышла замуж за правителя в 15-летнем возрасте. Историки говорят, что она даже была двоюродной сестрой Сулеймана, но официальных подтверждений тому нет.

e1f7e878d7cabfb3ae242610a8e37fc3

Махидевран в сериале «Великолепный век»

Однако после появления Хюррем интерес к Махидевран у султана пропал. Он без памяти влюбился в свою Роксолану, а первую жену отверг. Сначала женщина пыталась вернуть любимого мужчину, шла на открытые конфликты с соперницей, но заигралась и нагнала на себя проклятие правителя. Он выгнал Махидевран из дворца и остаток своей жизни она доживала в нищете.

Вообще, Махидевран была знатной красоткой. В летописях говорится, что у нее были черные как смоль волосы, стройная фигура. Ее даже считали самой красивой женщиной всего Османского государства. Сулейман называл ее в гареме Гюльбахар, что означало «весенняя роза».

a54d39769c9c423198c65730bd77316a

Махидевран, Хюррем и Сулейман в сериале «Великолепный век»

Вот только характер у нее был чрезмерно мягким. Этот факт, скорее всего, погубил Махидевран. Современники называли ее безынициативной, глупой и скучной. Поэтому она и проиграла яркой Хюррем. Сулейман попросту потерял к ней интерес.

Хюррем же была полной противоположностью своей конкурентки. Умная от природы, сообразительная, властная, хитрая, но не такая красивая, как Махидевран. У Роксоланы были ярко-рыжие волосы, но ее нельзя было назвать привлекательной. Внешность Хюррем не соответствовала тем канонам красоты: полноватое тело, широкое лицо и даже, возможно, веснушки.

e16c7a772a049b30ab7757669a669317

Хюррем и Сулейман в сериале «Великолепный век»

Но, как показала практика, султан ценил в женщине как раз другие качества – ум. Сулейман всю жизнь любил свою Хюррем, сделал своей официальной женой и даже впоследствии распустил гарем.

Смотрите также:

Учредитель, редакция, издатель журнала «Телепрограмма» и сайта teleprogramma.pro
АО ИД «Комсомольская правда». Зарегистрировано Роскомнадзором, свидетельство Эл № ФС77-66912 от 22.08.2016

Заместитель Генерального директора, Издатель
(лауреат рейтинга «ТОП 1000 российских менеджеров» в 2015-2018г.г. в разделе СМИ. Лауреат Рейтинга молодых медиаменеджеров в 2012-2014г.г. Лауреат Премии «Медиа-Менеджер России» в 2015 и 2019 г.г.): Владислав Гемст

Главный редактор журнала «Телепрограмма»: Павел Садков
Директор проекта teleprogramma.pro: Станислав Леонидов
Шеф-редактор сайта teleprogramma.pro: Екатерина Болгова / ekaterina.bolgova@phkp.ru
Директор по продвижению: Анастасия Шибаева / +7(495) 777-27-72 (доб. 34-34) anastasiya.shibaeva@phkp.ru
Директор по рекламе: Ольга Швец / +7(495) 777-02-78
Размещение рекламы в интернет: Сабина Багирова / тел.: 8(495)777-02-78 (доб. 1258), моб.: 8(964)559-73-55, e-mail: Sabina.bagirova@phkp.ru)

Исключительные права на материалы, размещенные в сетевом издании TELEPROGRAMMA (www.teleprogramma.pro), в соответствии с законодательством Российской Федерации об охране результатов интеллектуальной деятельности принадлежат АО «Издательский дом «Комсомольская правда» ©, и не подлежат использованию другими лицами в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя. Приобретение прав: ‎(495) 970-19-51 (kp@kp.ru)

Сообщения и комментарии читателей сетевого издания размещаются без предварительного редактирования. Редакция оставляет за собой право удалить их с сайта или отредактировать, если указанные сообщения и комментарии являются злоупотреблением свободой массовой информации или нарушением иных требований закона. Возрастная категория 16+

Источник

LiveInternetLiveInternet

Метки

Рубрики

Цитатник

Пицца «Маргарита» Для приготовления пиццы «Маргарита&.

Ссылки

Видео

Приложения

Новости

Фотоальбом

Стена

ДЖеревенская идиллия 1.

5058843 cube dsc015605058844 cube dsc015615058845 cube dsc015645058849 cube dsc015745058850 cube dsc015755058851 cube dsc015765058852 cube dsc015775058853 cube dsc015785058854 cube dsc01579

Всегда под рукой

Шутливый гороскоп блоггера

Гороскоп для «Lida_shaliminova» на 15 декабря 2010

Лучшим решением на сегодня будет обратить больше внимания в оффлайн, нежели в дневник. Но если сильно потянет в Интернет, можно повнимательнее вчитаться в записи m2Vlad_Topalov. Яндекс в пятом такте. Что непременно влечет за собой стремление побольше комментировать m2prazini. Имеется вероятность ссоры с ПЧ дневника c2video_world. Вероятно, будет полезным знакомство с w2Vertex.

Подписка по e-mail

Поиск по дневнику

Интересы

Друзья

Постоянные читатели

Сообщества

Трансляции

Статистика

Последняя женщина эпохи Сулеймана. Почему Махидевран всех пережила и кто остался после нее

Последняя женщина эпохи Сулеймана. Почему Махидевран всех пережила и кто остался после нее

Этот удивительный факт поражает. Махидевран, у которой отняли все, что она имела, наблюдала как уходили все ее враги. Была ли она рада такой долгой жизни? Кто провожал ее в путь на небеса? Кто остался хранить о ней память?

Когда начала уходить Хюррем-султан, Махидевран было 58 лет. Соперницы были почти ровесницами, но Роксолана уже ничего не могла изменить.

Следом за этим отвергнутая султанша точно также узнала о том, что Сулейман не пощадил Баязида. Это случилось через три года. Вряд ли она имела что-то против проигравшего битву шехзаде, тем более, что Роксолана избежала ее судьбы.

В это же время мир покинула стойкая Гюльфем-султан. Женщину постигла незавидная участь, хотя проступок ее не тем за что можно так сурово наказать. А Махидевран была наказана по-другому. Она жила и терпела бедность и свою печаль по сыну.

И наконец еще через четыре года мир покинул Сулейман. Горевала ли Махидевран, и так уже ставшая самим горем после ухода Мустафы? Странно, но именно смена султанов принесла ей хоть какое-то облегчение. Селим, добравшийся до дел государства, решил, что пора закрыть историю прошлого и поправил материальное положение Махидевран.

Однако и этот шаг не принес новому падишаху счастья. Он пробыл на троне всего 8 лет и глупая случайность унесла и его. За это время потерпевшая султанша могла много раз завершить свой земной путь, но нет. И это ей пришлось увидеть. Тогда Махидевран исполнилось 74 года. Даже при комфортной жизни и в наше время это уже весьма преклонный возраст.

За два года до этого мир покинула младшая дочь Баязида Айше-султан. Девушке было всего 19 лет, но ей не удалось пережить роды. В этом же году династия попрощалась с Шах-хубан, последней сестрой Сулеймана.

Михримах-султан казалась довольно крепкой и осталась последней из детей великолепной пары, дожившей до султаната своего племянника Мурада. Но, несмотря на то, что была моложе Махидевран, и Михримах ушла через четыре года.

Наконец еще через два года Махидевран-султан в возрасте 82 лет закончила свое существование. Уже не осталось почти никаких свидетелей их истории с султаном, борьбы с Хюррем, судьбы Мустафы и прочих событий.

Во дворце шла своя другая жизнь. На троне был султан Мурад. Его старшему наследнику Мехмеду было уже 16 лет, вскоре отец начнет приглашать к себе все больше наложниц, что приведет парня к тому, что он будет вынужден всех других детей отца отправить к праотцам.

Сестра падишаха Эсмехан собирается замуж второй раз. Этот брак сыграет печальную роль в ее жизни. В гареме появились новые героини, эпоха Роксоланы становилась историей.

Единственной свидетельницей прошлых лет, кто еще мог хотя бы на словах передать что происходило в те годы, оставалась гордая валиде Нурбану. Ей было 58 лет, но она была еще крепкой и правила в гареме, не давая воли Сафие-султан. Но и она вскоре не выдержит течения времени.

Случилось так, что небеса подарили султанше долгую жизнь, полную испытаний. Моральный дух и уверенность в своей правоте держали ее на ногах даже в самые тяжкие годы.Никакие болезни и сложности не заставили ее склониться перед суровой судьбой.

Махидевран осталась в Бурсе до конца своих дней. Рядом с сыном ей было спокойнее, чем во дворце который не подарил ей счастья.

Источник

Мифы и реальность в сериале «Великолепный век». Интересные факты о Хюррем Султан

1586177360114344287

Сериал «Великолепный век» был создан на основе реальных событий, но не всё, что показано в нём, соответствует действительности.

Вот 9 эпизодов сериала, которые не совпадают с реальной историей:

1.Ибрагим-паша изначально купил рабыню Александру для себя, но она оказалась строптивой и не подпускала его к себе, после чего паша разозлился и решил отдать ее в султанский гарем, надеясь, что она станет покладистой и попросится обратно. Но девушка там почувствовала себя как рыба в воде и стала любимой наложницей падишаха. Из-за этого Ибрагим разозлился на нее и постоянно вставлял ей палки в колеса.

1586177752187587711

1586177964183879726

158617801816482561

4.Принцесса Изабелла, которая в сериале показана, как молодая и красивая женщина, на самом деле была уже в годах во время правления Султана Сулеймана и годилась ему в бабушки. Этот эпизод придуман сценаристами.

1586178125157047972

5.После того, как Сулейман познакомился с Александрой и влюбился в нее, он распустил свой гарем, в сериале все совсем не так.

1586178181188049052

6.Титул Хасеки-Султан был создан Сулейманом специально для любимой Хюррем, а в сериале Махидевран называет себя Хасеки-Султан.

158617825717882046

8.Некоторые историки утверждают, что свадьба Сулеймана и Хюррем происходила уже после смерти Валиде-Султан, а в сериале это событие показано при ее жизни.

1586178360132012311

9.На самом деле в гаремах было правило: наложница, родившая сына султану, больше не должна была входить в покои повелителя, то есть каждая женщина, бывшая с падишахом, имела право родить только одного мальчика, если же рождалась девочка, в этом случае наложница имела шанс еще раз попасть к султану в покои. Но на самом деле Хюррем родила Сулейману 5 сыновей (один из которых умер в младенчестве) и одну дочь, чем нарушила традиции гарема.

Найдены возможные дубликаты

Сериал, честно говоря, рассчитан на женскую аудиторию. Но я его посмотрел с удовольствием, неожиданно затянул, да и вообще интересно было к этой культуре приобщиться, все эти султаны, паши, визири, янычары, гаремы. Я даже потом в целях расширения кругозора ознакомился с историей османской империи, хотя раньше никогда вообще не интересовался средневековыми исламскими государствами.

Всегда думала, что этот сериал для бабушек/женщин очень возрасте. А оно вона как.

Я бы не стала все эти факты на веру принимать. Про заговор со стороны Мустафы неправда, историки во мнениях расходятся. Вообще он был молодцом и очень любим народом. И уж лучше бы он сел на трон, чем его придурок брат, который просрал империю

Однако не стоит забывать, что они хоть и были все клёвыми пацанами, но всё таки были враждебны нам

Согласилась! Так и хочется автора притянуть за аргументы про заговор.

Ох уж эти «на основе реальных событий». Лично я когда слышу эту фразу, ожидаю увидеть кучу говна, которую её создатели считают фильмом. Чаще всего ожидания оправдываются.

Ну вообще перед началом каждо

Ну всё же если смотреть этот сериал не придираясь к неточностям, то он вполне заходит.В отличии от того же Викинга, например

Телевизор в каждой палате роддома?Или то было платное заведение?

Мило.Но я имел ввиду цену всего мероприятия по деньгам

m2008181 11716932

16284982962899136

Войны Сулеймана Великолепного

15578150011388573

Султан Селим I, подчинивший себе в 1516–1517 годах мамлюкский Египет и распространивший свою власть на Священный город, вступив в союзнические отношения с мусульманскими правителями Триполи, Туниса и Алжира, умер в 1520. Ему наследовал его двадцатичетырехлетний сын, который носил имя мудрейшего из библейских царей — Соломона. Соломон, или Сулейман, известен на западе как «Великолепный», но в турецкой и мусульманской традиции его прославляют под еще более почетным именем — ал-Кануни, «Законодатель», которое напрямую связывает его с императором Юстинианом. Этим подчеркивалось, что Османская империя — законная преемница Римской.

Дата рождения Сулеймана указывается в различных источниках по-разному. В основном называются две даты: либо 6 ноября 1494 года, либо 27 апреля 1495 года. На табличке у захоронения указана вторая дата. Он родился в Трабзоне, его отцом был шехзаде Селим. Мать Сулеймана, Айше Хафса, по одной из версий являлась дочерью крымского хана Менгли I Гирея. До 1512 был бейлербеем в Каффе. На момент смерти отца, султана Селима I Сулейман был наместником в Манисе (Магнесия).

Годы правления Султана Сулеймана – это период, когда Османская Империя была господствующей силой как в политической, военной и экономических сферах, так и достигла пика в развитии искусств, литературы и архитектуры.

Потребность поощрять янычар, а также держать их при деле стала по меньшей мере одной из причин агрессивной политики Сулеймана в первое десятилетие его правления. Он развернул кампанию на Балканах, которая в 1521 году завершилась взятием Белграда. Одновременно турки мобилизовали свой военный флот и в 1522 году захватили остров Родос. Император Карл V предоставил рыцарям ордена Святого Иоанна, — обладавшим внушительными морскими силами, но тем не менее вынужденным покинуть остров, служивший для них главной базой более двух столетий, — остров Мальта. В 1526–1533 годах султан воспользовался разногласиями между европейцами и начал ожесточенную военную кампанию на территории между Балканскими горами и Дунаем; кульминацией ее стала осада Вены в сентябре-октябре 1529 года. В это же время пират Хайр ад-Дин со своей базы в Тунисе наводил страх на жителей Сицилии и юга Италии.

1557815063114939773

Главной целью этого мощного наступления был Карл V, известный как непримиримый враг ислама. Он был верным последователем «католических королей» в своем желании «продолжить завоевание Африки и бить неверных во имя веры». Сам же император не считал себя бескомпромиссным противником мусульман. Со временем он даже научился признавать их и относиться к ним терпимо, исходя из простого политического принципа: враг твоего врага — твой потенциальный друг. Он начал переговоры с персидским шахом Тахмаспом, что привело к решению атаковать Сулеймана с двух сторон и зажать его в тиски. «Великий турок» — так называли султана на Западе — ответил нападением на персов и заключением против них союза с правителями Мавераннахра, наследниками Тимура, которые были того же этнического происхождения, что и турки, и тоже были мусульманами-суннитами.

Широкомасштабное наступление Габсбургов вынудило Сулеймана принять еще более дерзкие меры: он вступил в переговоры с королем Франции Франциском I, который в своем стремлении отомстить за поражение в битве при Павии и ослабить позиции императора заключил союз с Папой Климентом VII, вступив в «Коньякскую Лигу».

Однако приходилось считаться и с возобновившимися с новой силой (на самом же деле никогда не утихавшими) апокалиптическими страхами. В 1527 году Папа Климент VII отдал приказ арестовать «пророка» Брандано, который утверждал, что в 1530 году турки возьмут в плен Папу, императора и короля Франции и что только тогда Бог спасет христианский мир. Это пророчество выглядело как проклятие в адрес всех христианских правителей, однако вероятно, что «пророк» хотел осудить прежде всего союз Климента VII и Франциска I, направленный против Карла V, который казался оплотом христианского мира в его противостоянии мусульманам. Похоже, что, желая умерить мрачные предчувствия тех, кто приписывал все новые политические и военные успехи турок политическому цинизму Папы, Климент VII начал с уважением прислушиваться к еврейским «пророкам» Давиду Реубени и Соломону Молхо, выдвигавшими идею совместного иудейско-христианского союза против Османской империи. Такое предложение — смелое для периода, когда кругом было так много conversos (евреев, под давлением испанской инквизиции публично отрекшихся от иудаизма и принявших христианство) — имело антииспанский оттенок и должно было нравиться Папе из рода Медичи — по крайней мере, до Камбрейского договора 1529 года. Война против неверных, без участия испанцев, могла стать благородным предприятием и интересной стратегической и политической целью. Проблема, как всегда, была в том, чтобы реализовать эти планы.

1557815177136227007

Тем не менее, средиземноморский крестоносный фронт продолжал формироваться, и те маневры, которые предпринимал папский двор, имели огромное значение. Венецианцы и германцы, и те и другие — традиционные враги Блистательной Порты, были вовлечены в военные действия на Балканах и в районе Адриатического и Эгейского морей. Венецианская республика, однако, по-прежнему занимала двусмысленную позицию. С 1523 года венецианским дожем был Андреа Гритти, проведший в Стамбуле несколько полных приключений лет и оставшийся личным другом Сулеймана. Во время своего правления он демонстрировал в его адрес уважение и восхищение.

Тем временем средиземноморский фронт был предметом беспокойства Испании и ордена Святого Иоанна. Все побережье от Гибралтара до Мессинского пролива Сицилии было под угрозой, связь была небезопасна, непрерывные нападения пиратов приводили к потере людей и грузов. После битвы при Мохаче 1526 года начинаются долгие войны между Австрией и Турцией, а полем битвы почти всё время остается Венгрия. В 1527—1528 годах турки завоевали Боснию, Герцеговину и Славонию, в 1528 году вассалом Сулеймана признал себя правитель Трансильвании — Янош I Запольяи, претендент на венгерский трон.

В роковом 1529 году, когда османские войска осаждали Вену, греческий вероотступник, родом, вероятно, с Лесбоса, Хайр ад-Дин (позднее известный на Западе как «Барбаросса»), который уже господствовал над побережьем Марокко, занял Алжирскую крепость от имени султана.

Осада Вены и алжирская проблема побудили Папу и императора поскорее прекратить военные действия друг против друга, а Франциска I — присоединиться к ним, хотя и с крайней неохотой. В 1583 году Папа обратился к императору, итальянским государствам и Венгрии с просьбой организовать новый крестовый поход. Тем временем рыцарям-госпитальерам, изгнанным с Родоса, удалось обосноваться в Триполи. Испанцы, воспользовавшиеся затишьем в боевых действиях и осадившие Алжирскую крепость, пытались выторговать у султана мир в Венгрии в обмен на отвод своих войск от крепости. Однако Хайр ад-Дин, к этому времени назначенный великим адмиралом султанского флота, опустошив итальянское побережье до самого устья Тибра, сумел затем захватить Тунис и изгнать эмира, пользовавшегося испанской протекцией. Так мусульманская база возникла в непосредственной близости от сицилийского побережья, и христианским судам стало почти невозможно проходить через Тунисский пролив.

Таким образом, на Средиземном море теперь господствовали мусульмане, которые, кроме всего прочего, имели поддержку в виде тайного союза с королем Франции. Из этических соображений Франциск не мог осудить идеалы крестовых походов и сами походы, но был убежден в том, что всякий враг его врага Карла V должен быть его другом.

1557815259194040088

Могущество Сулеймана было так велико, что он с успехом вёл наступательную войну против коалиции самых сильных стран христианской Европы. В 1533 году Сулейман развязал грандиозную войну с иранским Сефевидским государством) (1533-55 гг.), которым правил шах Тахмасп I. В 1538 году турки предприняли большой морской поход в Южную Аравию и Индию. Турки эпизодически принимали участие в походах крымцев на Московское царство (в 1541 году — на Москву, в 1552 и 1555 годах — на Тулу, в 1556 году — на Астрахань).

В 1535 году император приготовился со всеми своими силами напасть на Тунис, решив придать этой кампании характер крестового похода. Он доверился «Спасительному распятию», совершил паломничество в монастырь Монсеррат к Мадонне — святой покровительнице каталонских моряков и заручился поддержкой Папы Павла III, рыцарей-госпитальеров и португальцев. Флот императора (74 галеры и 330 кораблей) 16 июня подошел к берегам Туниса. Менее чем через месяц была взята крепость Лa-Гулетт, захвачена большая часть турецко-берберского флота и освобождены более 20 000 пленников-христиан. Наконец 21 июля и сам город Тунис был взят и разграблен. Утверждают, что Карл V отпраздновал затем свою победу в Риме и привез замки и засовы от ворот разграбленного города. Пока Хайр ад-Дин укрывался в Алжире, испанцы снова передали Тунис губернатору-мусульманину (их подданному), таким образом сохраняя непосредственную власть над Ла-Гулетт.

Успех императорских армий на побережье Северной Африки сблизил двух главных врагов Карла V — Сулеймана и Франциска I. Последовал ряд договоров (капитуляции, ратифицированные в 1569 году), которые дали французскому королю разрешение выступать на османских территориях, прежде всего в Святой земле, в качестве защитника христианских общин. Дипломатические связи повлекли за собой взаимные военные обязательства; некоторые из них сохранялись в тайне. Однако совместные усилия турок и французов по вовлечению в свой тайный союз Венеции были безуспешны; политика дожа Гритти, благоприятная для его старого друга в Стамбуле, потерпела крах, и в Венеции восторжествовала сильная «партия войны», которая была настолько воодушевлена удачей армии императора, что настояла на возобновлении военных действий на море. В качестве возмездия за смену Венецией курса турки перекрыли пролив Отранто и осадили остров Корфу.

26–27 сентября 1538 года в Ионическом море рядом с Превезой, при входе в залив Арты, Хайр ад-Дин разбил папско-венецианско-императорскую морскую армаду — 95 судов, почти 60 000 человек, более 2500 пушек. Иногда утверждается, что поражение было отчасти обусловлено недостатком энтузиазма со стороны командующего объединенным флотом — генуэзца Андреа Дориа, которого не вдохновляла идея победы христиан, так как она пошла бы на пользу в основном Венеции. На самом же деле поражение при Превезе стало сигналом к концу венецианского господства над Мореей. Старый дож, которому было суждено умереть еще до окончания года, получил горькое удовольствие от того, что смог упрекнуть своих противников за их неразумную воинственность.

1557818295187372025

Четвертая жена Сулеймана Хюррем-султан

Христианский союз распался, не оставив следов. Через несколько лет Венецианская республика подписала с Блистательной Портой сепаратный мирный договор, по которому должна была выплатить непомерную компенсацию и уступить последние венецианские форты в Греции, как, например, Навплион и Монемвасия. В 1541 году император попытался взять реванш, осадив Алжир, оплот Хайр ад-Дина, но опять потерпел фиаско, отчасти из-за сильной бури. Султанский пират-адмирал ответил серией жестоких набегов, повергших в ужас обитателей Европы от Прованса до побережья Ионического моря. Это была его лебединая песня: вскоре, в 1546 году, он умер.

Турецкий флот располагал и другими выдающимися адмиралами, большинство из которых были вероотступниками, бывшими христианами. Стоит вспомнить хотя бы хорвата Пиале-пашу или калабрийца Луку (или Джованни) Галиени, родившегося в 1520 году и в шестнадцатилетнем возрасте похищенного берберами; он стал Улудж Али рейсом, в Италии известным под прозвищем «Очки». Со смертью Хайр ад-Дина, однако, прекратился страх перед турецким флотом. Карл V воспользовался ситуацией и в 1550 году напал на ал-Махдию в Тунисе, военную базу преемника Барбароссы Тургута Али, на Западе известного как Драгут. Восьмого сентября, в день Рождества Богородицы, город был захвачен, но Драгуту удалось бежать.

К этому времени угроза со стороны турецких и берберских пиратов начала всерьез беспокоить представителей церкви, которые собрались на Триентский собор. Папа Юлий III без колебаний пригрозил наследнику Франциска I Генриху II объявить против него крестовый поход, если он и впредь будет поддерживать турок и протестантов.

Тем временем на североафриканском побережье христиане продолжали терпеть неудачи. В августе 1551 года рыцари-госпитальеры были вынуждены бесславно покинуть город Триполи, который султан передал Драгуту. Христиане начали уставать и терять уверенность: Папа Павел IV, которого страшило могущество Габсбургов, даже сделал вид, что заключил устное соглашение о перемирии с Блистательной Портой. Он распустил слух о том, что получил тайное предложение вступить в союз с турками против Испании. К этому времени пиратская война на Средиземном море стала повсеместной и обоюдной. Однако даже «осторожный король» (el rey prudente) Филипп II, который взошел на испанский престол после Карла V, явно придерживался мнения, что, в конечном счете, турки далеко и что еретики и бунтари, живущие на Пиренейском полуострове, куда опаснее. Сражения в районе Средиземноморья перемежались с битвами на Балканах иногда между двумя театрами войны возникало взаимодействие. В 1560 и 1565 годах христианский флот потерпел позорные поражения близ с порта Джерба, в то время как османы делали безуспешные попытки захватить Мальту, героически защищаемую рыцарями-иоаннитами. Вместо нее османы захватили остров Хиос и крепость Сигет в Венгрии.

1557816120124329512

1 мая 1566 года Сулейман I выступил в последний — тринадцатый военный поход. Войско султана 7 августа приступило к осаде Сигетвара в Восточной Венгрии. Сулейман I Великолепный скончался ночью 5 сентября в своём шатре во время осады крепости, от дизентерии. Запад испытал облегчение, к которому примешивалась радость. Но ликование отчасти окрашивалось и скорбью. Сулейман сделался видной фигурой XVI столетия, политиком и правителем, восхищавшим как Запад, так и Восток. На Западе он был постоянным предметом обсуждения; пышности и богатству его приемов и его величию широко подражали, им восторгались, неоднократно создавали его портреты. Тициан писал портрет Сулеймана, по крайней мере, три раза, основываясь на доступных ему изображениях султана и самостоятельно трактуя увиденное. Паоло Джовио восхвалял Сулеймана за его благочестие и великодушие. В основном благодаря Сулейману и его репутации — в создании которой участвовали Монтень, Воден и Шаррон, — на Западе распространилась смутная идея о справедливости и порядке, царящих в турецкой империи, о ее несокрушимой мощи. Но одновременно ходили слухи о жестокости турок на войне и об их варварских обычаях. Многие из тех, кто посещал Турцию в XVI веке, лестно отзывались о Великом турке, правление которого было ознаменовано внутренним спокойствием и справедливостью. «Турецкий мир», установленный им в своей империи, вызывал уважение явно из-за того, что походил на «римский мир» (pax romana), но многие в то же время указывали на тираничные и жестокие методы правления Сулеймана.

Ни родственные связи, ни былые заслуги не могли спасти людей, которых монарх заподозрил в неверности. К изменникам он проявлял особую жестокость. Он боролся со взяточничеством и сурово наказывал чиновников за злоупотребления. Безжалостный к врагам, он оплакивал молодого короля Венгрии, погибшего в сражении с его же войсками. Он был вне себя от горя, когда умер его маленький сын, однако спустя годы по его же приказу был убит другой его сын. Сулейман I покровительствовал поэтам (Бакы и др.), художникам, архитекторам, сам писал стихи, под псевдонимом Мухибби, считался умелым кузнецом и лично принимал участие в отливе пушек, а также увлекался ювелирным делом. Грандиозные постройки, созданные в его правление — мосты, дворцы, мечети (самая знаменитая — мечеть «Сулеймание», вторая по величине в Стамбуле) стали образцом османского стиля на столетия вперед. Султан Сулейман был великим правителем, при нем империя достигла своего расцвета, а после его смерти Османская империя постепенно стала катиться к своему упадку.

m2238836 102755303

С усыпальницы Роксоланы в Турции убрали надпись о российском происхождении

Власти Турции по просьбе посольства Украины изменили надпись на табличке возле усыпальницы Рокcоланы. Об этом сообщается на странице дипмиссии в Twitter.

«Постепенно восстанавливаем историческую правду: по обращению посольства турецкая сторона изъяла текст надписи о якобы российском происхождении жены султана Сулеймана Первого Роксоланы около ее усыпальницы в мечети Сулеймание», — говорится в сообщении.

Роксолана (Хюррем Хасеки-султан) — наложница, а затем супруга султана Сулеймана, мать султана Селима II. Ее настоящее имя доподлинно неизвестно, в некоторых источниках ее называют Анастасией или Александрой Гавриловной Лисовской.

Некоторые историки считают, что она родилась в Рогатине (ныне Ивано-Франковская область), другие называют местом ее рождения Чемеровцы (ныне Хмельницкая область). В ряде источников о ней говорится как о «девушке с Руси».

m1165491 1545727675

Запретная любовь в Сарае

Историям о безумных оргиях в турецком гареме мы обязаны не столько азиатскому распутству, сколько сексуальному голоду европейцев, измученных пуританской моралью.

Дьюла Торнаи (1861–1928гг). «В гареме» (1901г)

148385351016414831

«Что такое Дон Жуан и его mille e tre по сравнению с султаном? Второразрядный искатель приключений, обманутый обманщик, чьи скудные желания — капризы нищего — исчерпываются горсткой возлюбленных… Что за жалкая участь — шататься при луне с гитарой за спиной и томиться ожиданием в обществе полусонного Лепорелло! А султан?! Он срывает лишь самые чистые лилии, самые безупречные розы в саду красоты, останавливает взгляд лишь на совершеннейших формах, не запятнанных взглядом ни единого смертного…». Теофиль Готье (1811–1872гг), «Путешествие на Восток»

О чем мечтать в гареме

Вообще, слово «гарем» (haram) — не турецкое, а арабское. И обозначает оно всё, что запретно, тайно или недоступно, в частности часть дома, где жили жены и наложницы хозяина. По-турецки гарем назывался «сараем» (saray), то есть большим домом или дворцом. Отсюда и французское «сераль», как любили называть покои султана в Европе в XVIII–XIX веках, рисуя в своем воображении сладострастный образ огромного публичного дома. Однако это были всего лишь праздные домыслы, хотя число султанских рабынь действительно не может не впечатлить. Так, при Мехмеде III (1568–1603гг) их было около пяти сотен. Пополнялся сераль пленницами, захваченными в военных походах, купленными на невольничьих рынках или подаренными султану его приближенными. Обычно брали черкешенок, которыми тогда называли всех жительниц Северного Кавказа. В особой цене были славянки. Но в принципе в гареме мог оказаться кто угодно. Например, там провела большую часть своей жизни француженка Эме де Ривери (1763-?гг), кузина Жозефины Богарне (1763–1814гг), будущей жены Наполеона (1769–1821гг). В 1784 году по пути из Франции на Мартинику она была захвачена в плен алжирскими пиратами и продана на невольничьем рынке. Судьба была к ней благосклонна — позже она стала матерью султана Махмуда II (1785–1839гг).

Обычно возраст молодых рабынь составлял 12–14 лет. Их отбирали не только по красоте и здоровью, но и по уму: «дурочек» не брали, ведь султану был нужна не просто женщина, но и собеседница. Поступившие в гарем проходили двухгодичное обучение под руководством кальф (от турецкого kalfa — «начальник») — старых опытных рабынь, помнящих ещё дедов царствующих султанов. Девушкам преподавали Коран (все попавшие в гарем принимали ислам), танцы, игру на музыкальных инструментах, изящную словесность (многие одалиски писали хорошие стихи), каллиграфию, искусство беседы и рукоделие. Особо стоит сказать о придворном этикете: каждая рабыня должна была знать, как наливать своему господину розовую воду, как подносить ему туфли, подавать кофе или сладости, набивать трубку или надевать халат.

Жан Огюст Доминик Энгр (1780–1867гг). «Большая одалиска» (1814г). Одалисками (от турецкого odaliq — «служанка») в XVIII–XIX веках на Западе называли всех наложниц гарема, без различия их статуса

1483853881174797540

Через два года девушку ждал экзамен, который принимала сама валиде-султан — мать царствующего султана, первый человек в гареме. Не сдавшие отправлялись на кухню и в дворницкие, сдавшие — становились джарийе, потенциальными наложницами султана. Мы говорим потенциальными, потому что далеко не каждой выпадало счастье разделить с султаном ложе. Многим суждено было прожить свой век в тоске и ревности. Правда, если одалиска в течение девяти лет так и не познала султана, её старались при первой возможности выдать замуж за какого-нибудь чиновника, обеспечив хорошим приданым и вернув свободу. Вообще, к гаремным рабыням отношение было вполне заботливым и внимательным. Даже самой последней джарийе из султанской казны всегда выдавалось денежное содержание на косметику, наряды и сладости, а на праздники делались дорогие подарки.

Те, кто не впал в депрессию, тоскуя о родном доме, мечтали стать гёзде (gözde — любимая, пользующаяся благосклонностью), то есть теми, с кем султан провел хотя бы несколько ночей. Но даже если это была всего одна ночь, статус одалиски резко повышался, ей полагалось повышенное содержание, более комфортабельные покои и несколько черных рабынь. Численность гёзде обычно не превышала сотни. Такое счастье могло выпасть одалиске в любой момент: султан мог положить на нее глаз в самом начале, когда ему представляли сдавших экзамен джарийе, или во время прогулки, или на торжестве, где прислуживала будущая счастливица. Тогда султан посылал своей избраннице подарок и букет цветов — это означало, что он ожидает её сегодня ночью. Понравившись султану, гёзде получала шанс стать икбал (ikbal — счастливая), то есть фавориткой. Их было относительно немного: у Махмуда I (1696–1754гг) их было пятнадцать, а Селима II (1524–1574гг) — девять. Можно представить, насколько отличался уровень жизни фавориток-икбал от других рабынь. Если же гёзде или икбал беременели и приносили султану сына или дочь, они становились кадинами (kadin — женщина, мать), небожительницами гарема, ну, а самым счастливым выпадала честь стать султанскими женами — кадин-эфенди.

Жен у султана было четыре, больше не позволяли законы шариата (количество рабынь не ограничивалось). Но с точки зрения мусульманского права, статус кадин-эфенди отличался от статуса замужних женщин, обладавших личной свободой.

Замужняя женщина в Турецкой империи, — писал Жерар де Нерваль, путешествовавший по Востоку в 1840-е годы, — имеет те же права, что и у нас и даже может запретить своему мужу завести себе вторую жену, сделав это непременным условием брачного контракта.

Даже и не думайте, что эти красавицы готовы петь и плясать, дабы развлечь своего господина — честной женщине, по их мнению, не пристало обладать подобными талантами. Турчанка вполне могла сама инициировать развод, для чего ей было достаточно лишь представить в суд свидетельства плохого с ней обращения.

Леконт дю Нуи (1842–1923гг). «Счастливая» («Белая рабыня», 1888г).

Вино одалискам было строго запрещено, в отличие от гашиша.

1483854139168993057

И если по европейским средневековым представлениям при соитии рядом с любовным ложем всегда должны были крутиться бесы, дабы распалить воображение партнеров и тем самым ввести их в грех мысленного блуда, то в исламе любящие находились под благословением Всевышнего. Если на Руси перед тем, как познать женщину, снимали нательный крест, то на Востоке произносили басмалу: «Бисмиллахир-рахманир-рахим» («Во имя Аллаха Милостивого ко всем на этом свете и лишь для верующих в День Суда»). Тем, кто придерживался этого обычая, Мухаммед обещал, что:

ангелы, записывающие наши деяния, беспрерывно будут записывать им благие деяния до тех пор, пока они не совершат обязательное купание (посткоитальное омовение). И если вследствие этого сближения произойдет зачатие и родится ребенок, то им запишется столько же добрых дел, сколько раз будет дышать этот ребенок и последний из числа его потомков.

Именно это полноправие секса европейцы интерпретировали как разрешение интимной распущенности. На самом деле это было не так. Напротив, в гаремах никогда не было и не могло быть тех оргий, в которые погрузилась европейская аристократическая богема в XVIII веке, уверенная, что в этом она подражает султанам Турции. Последние же никогда не сомневались в том, что хуже, чем отказаться от дара Аллаха, может быть только одно — осквернить этот дар. Поэтому в стамбульском гареме соблюдались все ограничения, налагаемые Кораном на сексуальную сферу. Это касалось анальной, групповой или однополой любви вместе с остальными формами сексуальных извращений. Не разрешалось даже смотреть на половые органы партнера во время соития (в остальное время это было можно), и султаны аккуратно укрывали свое достоинство парчовым покрывалом (иначе, по поверию, зачатый ребенок мог родиться слепым). Именно из-за запрета на разглядывание гениталий в гаремах не изучалась Камасутра, вернее тот её раздел, который посвящен сексуальным позам (техническими приемами любви одалиски владели в совершенстве).

Сложнее обстояло дело с оральным сексом. Среди придворных философов и теологов в разные времена не было единства — считать ли мужскую жидкость грязной, как кровь и моча, или чистой, как слюна или молоко матери. Те султаны, которые придерживались первой точки зрения, были вынуждены не доводить оральные ласки до семяизвержения. Некоторые даже боялись смотреть на свое семя, полагая, что от этого может помутиться рассудок.

Помимо уже упомянутых запретов, в османском гареме было запрещено подходить к женщине в период месячных, во время хаджа и в светлое время месяца Рамадан. Нежелательным считалось и сближение в три ночи месяца по лунному календарю: первую, пятнадцатую и последнюю, иначе ребенок мог родиться слабоумным. Это же могло произойти в случае, если после «первого акта соития не совершить омовения и не испустить мочу» (аль-Газали).

Наконец, нельзя не сказать и о галантности гаремного секса. Считалось недостойным султана оставить женщину неудовлетворенной или начать соитие без ласк. В течение всего процесса женщина должна была чувствовать, что она любима и защищена. Не даром исламские философы говорили, что «секс — это милосердие». Большую часть ночей султан должен был проводить со своими женами, а не с икбал, причем каждой из кадин-эфенди он должен был оказать одинаковую долю внимания, никого не обижая. А если у властителя половины мира в силу возраста или плохого самочувствия не было сил на любовные утехи, он должен был воспользоваться имитатором своего мужского достоинства.

Интимный механизм политики

Жан-Леон Жером (1824–1904гг). «Бассейн в гареме» (1876г). Лесбийская любовь в гареме была довольно обычным делом, хотя, случалось, за нее и казнили

1483854518176525398

Одалисок обычно заставляли предохраняться от беременности, используя гомеопатические мази и отвары. Но, конечно, такая защита была недостаточно эффективной. Поэтому в задней половине дворца Топкапы всегда раздавался щебет детских голосов. С дочками было все просто. Они получали хорошее образование и выдавались замуж за высших чиновников. А вот мальчики — шах-заде — были не только источником материнской радости. Дело в том, что каждому шах-заде, не важно, был ли он рожден от жены или наложницы, принадлежало право претендовать на престол. Формально царствующему султану наследовал старший мужчина в семье. Но на деле были возможны разные варианты. Поэтому в гареме всегда шла скрытая, но беспощадная борьба между матерями (и их союзницами), грезящими, что они когда-нибудь смогут получить титул валиде-султан.

Вообще, участь шах-заде была незавидна. С восьми лет каждого из них помещали в отдельную комнату, называемую кафес — «клеткой». С этого момента они могли общаться только со слугами и учителями. Родителей им доводилось видеть лишь в самых исключительных случаях — на больших торжествах. Они получали хорошее образование в так называемой «Школе принцев», где их учили письму, чтению и толкованию Корана, математике, истории, географии, а в XIX веке ещё французскому языку, танцам и музыке. После завершения курса наук и наступления совершеннолетия шах-заде меняли прислугу: теперь рабы, обслуживающие и охраняющие их, заменялись на глухонемых. Такими же были и одалиски, скрашивающие их ночи. Но они не только не могли слышать и говорить, у них были удалены яичники и матка, дабы не допускать появления в гареме незаконнорожденных детей.

Но в серале имелась и третья сила, принимавшая самое непосредственное участие в государственных делах, — евнухи, гарем-агалары. В их задачу входила охрана гарема и руководство внутренними службами. Старший евнух — кызлар-ага — по государственной значимости стоял вровень, а зачастую и выше великого визиря. Он был единственным, кто мог обращаться к султану в любое время дня и ночи. Также он был начальником корпуса алебардщиков. И это понятно: раб, привезенный мальчиком из далекой Африки, своим положением обязанный только султану, не имеющий родственников вне гарема и лишенный возможности продолжить свой род, разве это не лучшая кандидатура на роль доверенного лица султана? В стамбульском гареме служили в основном гарем-агалары из Абиссинии (Эфиопии) и Судана. Дело в том, что они лучше переносили процедуру кастрации: белые мальчики часто умирали после нее. Евнухи делились на три категории. Сандалы, у которых было отрезано все — и пенис, и яички. Спадоны, у которых были удалены только яички методом выдергивания. И тлибии, у которых яички были отбиты. Спадоны и тлибии ещё долгое время после операции сохраняли способность получать сексуальное удовольствие. Более того, из рассказов рабынь, покинувших сераль, известно, что некоторые гаремные красавицы только им ведомыми способами могли удовлетворить даже сандала. Однако если подобная связь раскрывалась, и евнуха, и одалиску ждало серьезное наказание: гарем-агалару — палки и изгнание, одалиске — мешок с ядром и дно Босфора.

Антон Хикель (1745–1798гг). «Роксолана и султан» (1780г).

Музицирование и танцы были главными развлечениями обитательниц гарема

1483854619164766050

Однако в большинстве случаев первую роль в гаремных интригах играли не жены, а матери султанов. Как, например, гречанка Кёсем-султан, мать Мурада IV (1612–1640гг) и Ибрагима I (1615–1648гг), или привезенная из России Турхан-султан, мать Мехмеда IV (1642–1693гг). В малолетство последнего между Кёсем-султан и Турхан-султан разыгралась нешуточная борьба за власть в гареме, из которой русская вышла победительницей. В последствии она отменила указ Мехмеда II о необходимости убийства султанских братьев. Но, в целом, женское правление сказалось на Турции не лучшим образом. Интриги, подкупы и тайные убийства заметно ослабили османскую государственную систему: с 1579 по 1656 годы в Османской империи сменилось 66 визирей. И только после того, как пост великого визиря перешел в руки рода Кёпрюлю (середина XVII века), в Блистательной Порте установился порядок.

После этого Турецкая империя просуществовала ещё 252 года. Будут сменяться султаны и визири, валиде-султанши и кадин-эфенди, но строй гаремной жизни почти не изменится. В 1918 году в стране началась революция, была провозглашена республика, а многоженство запрещено. Последний султан Мехмед VI (1861–1926гг) в 1922 году, бросив гарем, покинул страну на английском корабле. Судьба большинства последних обитателей сераля сложилась драматично: не приспособленные к жизни во внешнем мире, они окончили свои годы в бедности и печали.

Источник

Поделиться с друзьями
admin
Adblock
detector